Восемь главных интриг Каннского фестиваля

Восемь главных интриг Каннского фестиваля

Получился ли горячий, поданный в последнюю секунду фильм Тарантино? Как Николай Комягин из группы Shortparis снова оказался в Каннах? И где же немцы?

Удачный кинофестиваль — всегда зеркало, в которое мы вглядываемся, чтобы понять что-нибудь про самих себя, про общество, про мир. Канны — не исключение, а, с этой точки зрения, едва ли не главное мировое зеркало. И оказавшись перед ним в этом году мы зададим ему эти восемь вопросов.

Интрига номер один: что получилось у Тарантино?

Даже в конце апреля еще не было известно, успеет ли всемирно известный режиссер Квентин Тарантино закончить монтаж своей картины "Однажды в Голливуде". Тарантино последние месяцы не вылезал из монтажной — и не зря: в последний момент фильм успели внести в основной конкурс. Даже опубликованной скупой информации о фильме достаточно, чтобы ждать его с нетерпением. В главных ролях Леонардо ди Каприо и Брэд Питт, действие происходит в семидесятых — наконец-то не Дикий Запад, с которым в последние годы, кажется, действительно переборщили. Сюжет: не слишком удачливые актер и его дублер "штурмуют" Голливуд на фоне сотрясающих город убийств, совершаемых сектой Чарльза Мэнсона. Да, и именно в этом фильме свою последнюю роль сыграл Люк Перри, известный в России по сериалу "Беверли-Хиллз, 90210".

Интрига номер два: зомби Джармуша

Фестиваль открывает зомби-комедия "Мертвые не умирают" Джима Джармуша с неправдоподобно "звездным" составом — даже в роли "ходячих мертвецов" тут почему-то сплошь рок-, поп- и рэп-звезды. Интрига тут одна: что это вообще такое? Серьезный фильм с фирменной джармушовской легкой грустью по несбывшимся надеждам или необязательный, но милый "капустник", где все участники отлично подурачились на съемочной площадке? Судя по трейлеру, второй вариант куда более вероятен.

Интрига номер три: третья "золотая пальма"?

В конкурсе находятся сразу два фильма, которые могут принести своим создателям третью "Золотую пальмовую ветвь" — а три высшие награды Канн не получал еще никто и никогда. Братья Дарденн, которые привезли в Канны остросоциальный фильм "Молодой Ахмед", удостаивались этой чести в 1999 и 2005 годах. Признанный классик британский режиссер Кен Лоач — в 2006 и 2016 годах. В Канны он на этот раз привез драму "Прости, мы скучали". Статус легенды у этих режиссеров есть и так, но третья "золотая пальма" — это что-то совсем небывалое.

Интрига номер четыре: снова Николай Комягин

Николай Комягин — солист малоизвестной, но культовой группы Shortparis из сибирского Новокузнецка и обладатель, пожалуй, самой впечатляющей харизмы в новейшей российской музыке. И, теперь это можно сказать прямо, Комягин — открытие российского кино. Только в прошлом году его можно было увидеть в Каннах в фильме "Лето" Кирилла Серебренникова — там Shortparis сыграли музыкантов, практически самих себя. И в этом году Комягин снова тут же — как исполнитель главной роли в короткометражном фильме "Сложноподчиненное" Олеси Яковлевой из Санкт-Петербурга. До главной роли в полнометражном фильме — рукой подать, и с такой удачливостью в Каннах он явно не в последний раз.

Интрига номер пять: снова Кантемир Балагов

Молодой (ему нет еще и 30 лет) родившийся в Нальчике российский режиссер Кантемир Балагов стал настоящим открытием Канн 2017 года, где президент кинофестиваля Тьерри Фремо назвал его не больше ни меньше знаком "возрождения киноиндустрии" в России. На следующий год Балагова пригласили в члены жюри той самой конкурсной программы "Особый взгляд", где он так успешно выступил. И в этот раз новый фильм Балагова "Дылда" снова в Каннах и снова в "Особом взгляде" — с довольно традиционной и исторически сильной для российского кино темы военной травмы и сильными женскими персонажами. Взяли в "Особый взгляд" и совсем молодого украинского режиссера Наримана Алиева. Его картина "Домой" повествует о возвращении в Крым отца и младшего сына, которые собираются похоронить на родине старшего сына, погибшего в Донбассе.

Интрига номер шесть: есть ли жизнь без Netflix?

Рассорившись со стриминговым гигантом Netflix (в Каннах принципиально не показывают фильмы, которые не выходят в прокат в кинотеатрах), фестиваль в этом году решил выложить на стол все свои козыри. Это фестивальные гранды (мы ни слова еще не сказали о Педро Альмодоваре или Терренсе Малике, а ведь и они в программе), молодые радикалы вроде Ксавье Долана, модное китайское и румынское кино. Можно провести выдающийся фестиваль, не обращая внимание на стриминг, утверждают фестивальные боссы всем своим видом. Да что там говорить, конкуренция со стороны онлайн-платформ, научившихся снимать высокобюджетные проекты, похоже, подстегнула фестиваль, вернула ему очередную молодость. Даже понимая, что прокатную модель придется менять и отношения с Netflix — восстанавливать, нельзя не отметить красоты этой последней безнадежной атаки на мир завтрашнего дня.

Интрига номер семь: сэр Элтон Джон

Канны — такой фестиваль, что даже премьера "Рокетмэна", долгожданной биографии Элтона Джона, тут может затеряться на фоне громких премьер и скандалов — куда же без них. Однако вопрос, сумеет ли "Рокетмэн" повторить успех "Богемской рапсодии", которая спровоцировала новый виток "квиномании", остается открытым. Будут ли зрители подпевать на киносеансах? Что скажет сам мэтр? Готовя "Рокетмэна", его создатели пользовались проверенным рецептом: режиссер "Богемской рапсодии", в главной роли — относительно малоизвестный сериальный актер, который может неожиданно выстрелить, скандальный герой и интереснейшая эпоха. Получится или нет? Пан или пропал?

Интрига номер восемь: где же немцы?

В определенных отделах культуры определенных немецких изданий принято иронически улыбаться в ответ на вопрос, почему в Каннах так мало немецкого кино. Мол, так исторически сложилось, что немцев на Лазурном берегу не любят, и Германия в последние годы участвует в Каннах в основном кошельком — давая деньги на те или иные проекты. Конечно, есть и исключения, и новый фильм Марен Аде (Maren Ade), когда она его закончит, в Канны обязательно пригласят. Но Канны обычно — праздник не на немецкой улице. Немецкоязычное пространство в этом году представит австрийский режиссер Джессика Хауснер (Jessica Hausner) со своим фильмом "Маленький Джо" — на английском языке. Об этом сообщает fenomen-news.in.ua со ссылкой на СМИ.

Восемь главных интриг Каннского фестиваля

Восемь главных интриг Каннского фестиваля

Восемь главных интриг Каннского фестиваля

Восемь главных интриг Каннского фестиваля



Источник: “http://newsmir.info/1693064”

ТОП новости

Вход